«Лучше один раз умереть в Афганистане, чем каждый день умирать в тюрьме». Журналистка Кобра Хассани после отказа в убежище в России вернулась в Кабул. Ей грозит смертная казнь — Новая газета Европа
СюжетыОбщество

«Лучше один раз умереть в Афганистане, чем каждый день умирать в тюрьме»

Журналистка Кобра Хассани после отказа в убежище в России вернулась в Кабул. Ей грозит смертная казнь

«Лучше один раз умереть в Афганистане, чем каждый день умирать в тюрьме»

Кобра Хассани (слева) перед заседанием в Кировском районном суде Санкт-Петербурга по делу о нелегальном пересечении российской границы гражданами Афганистана в 2022 году, 6 февраля 2024 года. Фото: Андрей Бок / Коммерсант / Sipa USA / Vida Press

25 июня афганскую журналистку Кобру Хассани, не по своей воле оказавшуюся в России в 2022 году, освободили в зале суда. Затем она улетала в Афганистан. Получить убежище в России ей не удалось, а на родине ее может ожидать смертная казнь.

Об истории афганской журналистки стало известно от петербургской антивоенной активистки Ольги Смирновой (в конце августа 2023 года приговорена к шести годам колонии за дискредитацию ВС РФ). Они с Коброй встретились в декабре 2022 года в Кировском суде Петербурга. Ольгу туда доставили на очередное судебное слушание, а Кобру Хассани привезли на продление срока ареста. К тому времени афганка уже восемь месяцев находилась в СИЗО № 5 («Арсеналка», считается самым плохим по бытовым условиям изолятором).

«Кобра ни слова не знала по-русски, но на английском общалась хорошо, — рассказывала Смирнова своему адвокату. — Мы тогда часа два вместе в «конвойке» (помещение для заключенных под стражу в судах) просидели, она была рада хоть с кем-то поговорить. У Кобры была явная депрессия, она мне сказала: «Я готова один раз умереть в Афганистане — это лучше, чем каждый день умирать в тюрьме». Я могу ее понять: ни слова по-русски, совершенно иная культура, абсолютное непонимание того, за что она в тюрьме, в таких обстоятельствах нервный срыв — меньшее из зол. Нужно, чтобы общественность узнала о Кобре, может, тогда что-то сдвинется».

Родители Кобры уехали из Афганистана в Иран в 1996 году — после того, как власть в их стране захватили талибы. Через год у них родилась дочь, которую назвали красивым именем Кобра. Когда в 2001 году США и Великобритания ввели в Афганистан войска и взяли под контроль бóльшую часть страны, Кобра с родителями вернулись. Кобра окончила школу для девочек в Кабуле, поступила в частный университет на факультет международных отношений, занялась общественной деятельностью в сфере соблюдения прав человека и защиты афганских женщин. Эта деятельность привела ее в афганский филиал National Public Radio.

Журналистика увлекла Кобру, и вскоре она стала одной из самых популярных ведущих Afghanistan Youth TV (Молодежное телевидение Афганистана). Кобра вела передачи на социально-политические темы.

После возвращения к власти талибов в 2021 году семья Хассани снова бежала из страны. Кобра пыталась уехать в Германию, где живет ее жених, но смогла добраться лишь до Украины. В Киеве она получила статус беженца, а чтобы не терять времени, пока готовились документы на въезд в Германию, поступила на экономический факультет Киевского госуниверситета.

Начало вторжения российских войск в Украину 24 февраля 2022 года застало Кобру в Киеве. Она стала искать любую возможность покинуть страну и связалась, увы, с мошенниками.

За внушительную сумму в долларах они пообещали Кобре и двум ее землякам переезд в Польшу. Беженцев усадили в микроавтобус и долго везли проселками, а потом высадили… в Луганске.

Помыкавшись там, Хассани решила уехать хоть куда-нибудь. Когда подвернулась возможность попасть в Москву, она согласилась. Там были знакомые, которые могли помочь. Из Москвы Кобру и еще нескольких афганцев переправили в Петербург, откуда они должны были на корабле попасть в страну Евросоюза.

В конце мая 2022 года Кобра Хассани и еще 14 человек были задержаны сотрудниками ФСБ в доме номер 7 на улице Двинская.

Оглашение приговора по делу о нелегальном пересечении российской границы Афганистана и их помощнику гражданину Беларуси, 13 февраля 2024 года. Фото: Андрей Бок / Коммерсант / Sipa USA / Vida Press

Оглашение приговора по делу о нелегальном пересечении российской границы Афганистана и их помощнику гражданину Беларуси, 13 февраля 2024 года. Фото: Андрей Бок / Коммерсант / Sipa USA / Vida Press

Первоначально их оформили в качестве свидетелей по делу о даче взятки. Деньги должны были быть переданы то ли таможеннику, то ли пограничнику за то, чтобы афганцы могли беспрепятственно покинуть страну. Когда выяснилось, что у большинства нет российских виз и штампов о прибытии, их доставили в Кировский районный суд Петербурга. Там Кобру Хассани признали виновной в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 18.1 административного кодекса РФ (КоАП, нарушение режима границы РФ), после чего ее должны были доставить в спецприемник для иностранцев в Красном Селе (район Петербурга). Но вместо этого всего через сутки ей предъявили обвинение в совершении уже уголовного преступления по статье 322 УК РФ (незаконное пересечение государственной границы РФ группой лиц по предварительному сговору, до шести лет лишения свободы) и поместили в СИЗО.

После того как адвокат передал журналистам письмо Ольги Смирновой, в котором она рассказывала о Кобре, об афганской журналистке написали многие издания. Главный редактор «Новой газеты», лауреат Нобелевской премии Дмитрий Муратов предложил свою помощь в освобождении Хассани. Но ее адвокат Елена Фадеева наотрез отказалась.

«Чем больше внимания мы привлечем к Кобре, тем сложнее нам будет ее вытащить, — сказала она корреспонденту «Новой». — Лучше будет сделать всё по-тихому».

На тот момент адвокатам Хассани уже удалось перевести ее из СИЗО в центр для иностранных граждан в Красном Селе. В феврале суд признал всех афганцев виновными в незаконном пересечении границы и приговорил к трем годам колонии-поселения. Кобру отпустили в зале суда, но она еще несколько месяцев оставалась под подпиской о невыезде, пока не получила на руки копию приговора на родном языке (фарси).

— Мы очень внимательно следили за процессом Кобры, — рассказала «Новой-Европа» журналистка одного из петербургских СМИ. — И чем дальше, тем больше создавалось впечатление, что адвокаты Хассани ведут какую-то свою игру. Они постоянно что-то недоговаривали, запрещали Кобре общаться с журналистами. В феврале этого года, когда Кобру выпустили из спецприемника для иностранцев под подписку о невыезде, адвокаты уже знали, что ей отказано в предоставлении политического убежища на территории России. Но почему-то журналистам об этом не сказали. А когда к ним через меня обратились представители французского консульства с предложением помощи, наотрез отказались.

Странным в этом деле было не только поведение адвокатов. Неясным остается позиция председателя общества афганцев в Петербурге Бахтияра Голь Мохаммада Наби.

«Она дома, в Кабуле, — заявил Наби изданию «Фонтанка» 26 июня. — Мы долго работали с ней, объясняли, что никакой опасности для нее на родине нет. Другие страны, в которые она хотела, ее не были готовы принять. Если она захочет в Россию вернуться, мы сделаем ей приглашение, и она приедет снова на законных основаниях. После прихода к власти «Талибана» в Афганистане стало достаточно спокойно и безопасно».

Три года назад, в июле 2021 года, решался вопрос о выдворении из России шестерых афганцев, приехавших в облегченном порядке на чемпионат Европы по футболу — 2020 (из-за пандемии COVID-19 ЧЕ был перенесен на 2021 год, в Петербурге состоялся матч четвертьфинала между командами Испании и Швейцарии). Пока в Европе играли в футбол, в Афганистане талибы захватили власть. Шестеро афганских болельщиков попросили убежища в России.

«Депортировать ребят в Афганистан — значит отправить их на верную смерть, — говорил мне в июле 2021 года Наби Бахтияр.

— Всех их «Талибан» уже заочно приговорил к смерти. В новостях этого не было, но буквально на днях (июль 2021 года) в Кандагаре талибы убили около 200 человек.

Только потому, что член их родового клана был начальником полиции провинции и являлся противником «Талибана»».

Прошло всего три года, и позиция главы афганской диаспоры в Петербурге по поводу того, что происходит у него на родине, кардинально изменилась.

— Бахтияр «полюбил» талибов после того, как российские власти стали их приглашать на Петербургский экономический форум, — рассказал «Новой-Европа» уроженец Афганистана, проживающий в Петербурге с 1990 года (по соображениям безопасности редакция не называет его имени). — Мы уже давно замечаем, что Бахтияр боится хотя бы намеком обидеть российские власти. Вот и с «Талибаном», от которого сам же сбежал в 14-летнем возрасте в 2000 году, так получилось. Пока Россия считала талибов террористами и запрещала их, он критиковал режим в Афганистане. А как только Путин стал с ними «ручкаться», как флюгер тут же повернулся в другую сторону.

Талибы насаждают в стране то, что они называют «истинным исламом», — продолжает афганец. — Я говорю не о канонах веры, а о верующих. Талибы пытаются загнать жителей XXI века в VI век. Когда было рабство, когда никто понятия не имел о правах человека или свободе самовыражения. Когда существовали гаремы и наложницы и женщина была не личностью, а лишь сосудом для наслаждений и детородной машиной. В глазах талибов Кобра Хассани — угроза их образу жизни, так что ничего хорошего ее там не ждет. К тому же я не понимаю, как ее мог встречать отец, который работал в органах власти еще при Наджибулле (Мохаммад Наджибулла, президент Афганистана с 1987 по 1992 годы, казнен талибами в 1996 году). Таких талибы объявили кровными врагами, и он покинул Афганистан в одно время с дочерью. Просто Кобра стремилась в Европу, а ее семья уехала в Иран. Поэтому и поехали в разных направлениях. Сомневаюсь, что талибы его простили и позволили встретить дочь. И не удивлюсь, если выяснится, что журналистку просто отправили на заклание, как барашка. Ради более близких отношений между Москвой и Кабулом.

На звонки «Новой-Европа» ни адвокаты Хассани, ни Наби Бахтияр не отвечают. Официальных подтверждений того, что Кобра Хассани прилетела в Афганистан, и новостей о ее судьбе до сих пор нет.

pdfshareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.